Кто на самом деле владеет Яндексом?

Опубликовано 10 мая 2011 в События

Компания Яндекс (точнее, нидерландская Yandex N.V.) опубликовала цены, по которым собирается размещать свои акции на американской бирже Nasdaq. Капитализация компании должна составить $6,4-7 млрд, она предложит рынку новые акции, а часть существующих акционеров продаст свои бумаги.

Деловые издания поместили эту информацию в сегодняшних выпусках, сопроводив её «справками» о том, кто на данный момент владеет акциями Яндекса. Очень жаль, что ни уважаемый Коммерсант, ни уважаемые Ведомости не попытались хотя бы немного критично посмотреть на цифры, перепечатанные из документов Яндекса, опубликованных на сайтах биржи и американской Комиссии по ценным бумагам.

Дело в том, что эти цифры, отражающие якобы текущее распределение акций Яндекса среди инвесторов, довольно далеки от реальности. Нет, Яндекс не обманывает американские власти, биржу и будущих участников IPO (попробовал бы он). Просто компания немного «хитрит», показывая в очень простой и понятной табличке одни цифры, а во множестве комментариев и сносок, набранных мелким шрифтом и написанных зубодробительным «юридическим» английским – совсем другие. Пресса, естественно, клюёт на простую табличку и ленится читать мелкий шрифт. Поэтому СуперИнвестор.Ru представляет более подробный обзор данных, предоставленных компанией.

В форме F-1. представленной компанией перед IPO, на страницах 122-123 есть табличка, в которой указаны нынешние акционеры Яндекса и их доли. Под этой табличкой – несколько сносок-пояснений, которые на самом деле довольно сильно меняют представление о распределении долей. Давайте сначала посмотрим на картинку с этой табличкой:

Обратите внимание на два числа, подчёркнутые красной чертой. Они показывают количество акций класса B, которыми владеет Чарльз Райан, и долю этих акций в общем количестве акций класса B. Если исходить из того, что написано в столбце процентов, то г-н Райан — один из крупнейших акционеров Яндекса, имеющий «вес» больше, чем сам г-н Волож, ведь акции класса B имеют десять голосов на каждую по сравнению с одним голосом акций класса A. Сенсация? Нет. В следующем столбце мы видим, что г-н Райан контролирует всего 4,06% голосов — чуть меньше, чем у Ильи Сегаловича и, конечно, намного меньше, чем у Воложа.

Да и буквально строчкой выше стоит Елена Ивашенцева, которая «контролирует» (ниже мы разберём, почему в кавычках) аж 52 млн акций класса B или… 24%, почти столько же, сколько (якобы) г-н Райана. В обоих случаях речь идёт о совершенно одинаковых акциях одного класса, поэтому одинаковая доля должна означать одинаковое количество этих акций. Но у г-на Райана их всего 8,4 млн штук.

В чём же дело? Давайте разделим количество акций класса B Чарльза Райана (8426821) на общее количество акций класса B (оно указано выше по тексту и составляет 215953241 штука). Получим 3,90%. Что очень похоже по написанию на 23,90%, указанные в табличке.

Проще говоря, в одной из самых важных таблиц очень важного документа, который Яндекс и инвестбанки готовили несколько месяцев, присутствует грубая ошибка. В принципе, она может ввести в заблуждение не очень внимательных инвесторов, что может стать поводом для исков к Яндексу. Или, по крайней мере, привести к серьёзному скандалу. Кстати, судя по реакции представителя Яндекса на моё сообщение об этом факте, я был первым, кто обратился с этим вопросом в Яндекс. Остальные или не заметили, или решили посмотреть, что получится.

Но это мелочи по сравнению с тем, что мы увидим дальше.

Базис и надстройка

Давайте прочитаем мелкий текст в сносках к упомянутой таблице и попробуем разобраться, что он означает. Читайте, пожалуйста, в оригинале, по-английски, чтобы случайно не стать жертвой моего возможно неправильного перевода.

Исследование таблицы и сносок показало, что хитрые инвест-банкиры, составлявшие этот документ, несколько раз учли одни и те же акции, представляя их владельцами то одного акционера, то другого. Ключевой собственник Яндекса — группа инвестфондов Baring Vostok Private Equity Funds. Но их доля с точностью до одной акции совпадает с долей партнёра этих фондов, представленного в Совете директоров — Елены Ивашенцевой. Насколько я понимаю, логика такого повторения состоит в том, что в таблице сначала показывают членов Совета директоров, контролирующих (на уровне принятия решений) тот или иной пакет акций (и голосов), а потом — компании, которые формально владеют теми же акциями.

Чтение сносок подтверждает эту догадку. Елене Ивашенцевой просто «приписали» бумаги, принадлежащие Baring. И, как мы дальше увидим, не только ей.

Оказывается, под «вывеской» Baring Vostok Private Equity Funds действует несколько компаний, контролируемых разными группами акционеров. Исследование показывает следующую структуру:

Неплохо, правда? Во всей этой сложной системе есть только одна компания, которой акции Yandex N.V. принадлежат напрямую. Всё остальное – «надстройка», призванная скрыть реальных акционеров, но сохранить при этом за ними право на возможную продажу акций и право голоса (об этом говорится в сносках). Легко заметить, что даже Аркадий Волож часть своих акций держит именно в этой структуре.

Кроме Воложа интерес в этой схеме представляет фонд RuNet. Он был одним из первых «внешних» акционеров Яндекса, ещё в почти доисторические времена. Но, как видим, и он «сложил» свои акции Яндекса в общую «копилку» под названием BC&B Holding.

Кстати, ещё один интересный момент. В деловой прессе (см. например Коммерсант) пишут «Runet Holdings Леонида Богуславского». Мы же видим, что как минимум 35,37% его акций (точнее, его «бабушкинской» компании) Internet Search Investments Limited (ISIL) принадлежит компаниям группы Baring. Более того, если мы обратимся к странице 112 документа, поданного в Nasdaq, то обнаружим следующие слова:

Baring Vostok structured and led the initial investment in Yandex in 2000 by Internet Search Investments Limited (the parent of ru-Net B.V.), in which a Baring Vostok fund is the founder and largest shareholder.

Получается, что за ru-Net B.V. (он же ruNet – в документе эти названия взаимозаменяемы, как ни странно) — это структура фондов Baring, а вовсе не Богуславского? Либо, что тоже вероятно, какие-то из «бэринговских» фондов представляют интересы и Леонида Богуславского тоже.

Что такое фонды Baring

Если углубиться в чтение сносок к замечательной табличке, то можно обнаружить интересную вещь. В описании того, что скрывается под цифрами, относящимися к фондам Baring, говорится:

Consists of 16,463,739 Class A shares and 52,199,300 Class B shares held as follows:

by BC&B Holdings B.V. (“BC&B”): 13,936,109 Class A shares and 23,801,372 Class B shares;

by ruNet BV: 2,527,630 Class A Shares and 28,397,928 Class B Shares.

BC&B holds a total of 33,913,988 Class B shares and 13,936,109 Class A Shares.

Ничего не замечаете? Давайте уберём лишнее, оставив только информацию, касающуюся акций класса B (с акциями класса A там всё более-менее понятно):

Consists of… 52,199,300 Class B shares held as follows:

by BC&B Holdings B.V. (“BC&B”): …23,801,372 Class B shares;

by ruNet BV: …28,397,928 Class B Shares.

В сумме как раз 52,199,300 акций. Но:

BC&B holds a total of 33,913,988 Class B shares.

Внезапно появляются «лишние» 10112616 акций, которыми BC&B владеет, но не в интересах Baring. Что это за акции? Это бумаги г-на Воложа, которые он держит не напрямую, а через компанию Belka, владеющую долей в одной из компаний фондов Baring (Strickland). Т.е. на самом деле распределение акций внутри компании BC&B выглядит так:

- Волож. 0 акций класса А и 10112616 акций класса B;

- фонды Baring. 13936109 акций класса A и 23801372 акции класса B;

- ruNet. 2527630 акций класса A и 28397928 акций класса B.

Всего эта структура контролирует 16463739 акций класса A и 62311916 акций класса B. При этом акции, принадлежащие ruNet, не являются собственностью BC&B.

Далее. Доля Воложа в компании Strickland (и, в конечном итоге в BC&B) составляет 21,10%. А какова доля его акций в общем количестве акций Яндекса, принадлежащих этой компании? Считаем: 10112616/(13936109+33913988)=21,13%. Удивительное совпадение. Получается, что капитал Strickland фактически сформирован из акций Яндекса, внесённых в него акционерами. Разница в 0,03 п.п. может объясняться например тем, что в капитал вносилась ещё и небольшая сумма наличных (на мелкие текущие расходы) кем-то из акционеров.

Но если посмотреть на структуру владения акциями Strickland, то легко заметить, что фонды Baring разделили свои акции этой компании на три части, передав их трём «бумажным» офшоркам: BVNL, DDNL и CNL. Логично предположить, что эти офшорки представляют интересы трёх групп инвесторов, скрывающихся за структурами Baring (по аналогии с Belka, которая представляет интересы Воложа).

Загадочный акционер

Далее последует не утверждение, а предположение, основанное на чутье и некоторых логичных рассуждениях, которые я здесь опущу. На мой взгляд, компания BVNL представляет интересы нынешних и бывших сотрудников Яндекса, имеющих небольшие пакеты акций класса A. Кроме того, есть ощущение, что в этой же компании «прячется» крупный пакет акций класса B, равный тому, что Аркадий Волож держит в своей Belka. Давайте попробуем посчитать.

34,30% акций компании Strickland, которые принадлежат BVNL, соответствуют примерно 16412000 акций Яндекса плюс-минус десяток тысяч за счёт ошибок округления и возможных взносов наличными. Согласно имеющейся на сегодня информации, фонды Baring собираются продать 6242000 акций Яндекса класса A. Если мы вычтем из доли BVNL 6242000 акций, то получим примерно 10170000 акций с погрешностью в несколько тысяч акций. Т.е. например, нечто, очень похожее на 10112616 акций класса B. Получается, что доля BVNL с очень высокой точностью (до десятых долей процента) делится на две части: акции класса B в количестве, равном тому, что имеет в фондах Baring Аркадий Волож, и акции класса A в количестве, равном тому, что фонды собираются продать во время IPO.

Если верить в эту теорию, то получается, что в BVNL «спрятан» крупный акционер, владеющий солидным пакетом акций класса B. То есть акций, распределявшихся среди основателей компании и её ключевых долгосрочных инвесторов. И эти акции лежат в одной «упаковке» с акциями сотрудников, что наводит на мысль о том, что и этот акционер — бывший или нынешний сотрудник.

Подчеркну ещё раз, что эта главка — не сведения, полученные из каких-либо официальных или неофициальных источников, а исключительно умозрительные рассуждения, базирующиеся на логике и математике.

Другие акционеры

Дальше всё проще и однозначнее. Сноски к таблице объясняют реальную принадлежность акций, «записанных» на некоторые инвестфонды. Скажем, то, что на первый взгляд принадлежит Kameson Management Limited, UFG Private Equity Fund II LP и Almaz Capital Russia Fund I LP, на самом деле контролируется человеком по имени Чарльз Райан — это бывший главный исполнительный директор Deutsche Bank в России. В общей сложности, на него приходится примерно 15,5 млн акций, из которых около 8,5 млн — класса B.

Интересная история с компанией Roth Advisors — одним из крупнейших владельцев «престижных» акций класса B. За этой компанией стоит семья Кэрол и Курта Рот, живущих недалеко от Чикаго. Курт — инвестбанкир, но, скорее всего, Яндекс вызвал интерес у его жены Кэрол — известной в США деятельницы предпринимательского движения. Она консультирует компании по вопросам стратегического управления, пишет книги, выступает на ТВ, коллекционирует кукол (это просто к слову). А заодно инвестирует в некоторые из компаний, которые обращаются к ней за консультациями. Вероятно, Яндекс в какой-то момент общался с ней, что и стало причиной покупки акций поисковика.

Бен Коул — один из директоров компании с 2000 года. Он активно инвестирует в российские высокотехнологичные бизнесы, в том числе в проекты, связанные с Аркадием Воложем — CompTek и InfiNet Wireless. C InfiNet связан и Роберт Харви Стабблбайн — CEO этой компании. В остальном среди относительно крупных акционеров представлены в основном различные инвестфонды.

Распределение акций Яндекса до IPO. Версия СуперИнвестор.Ru

Ещё порядка 15% акций класса B так и не нашлись. Яндекс либо как-то очень удачно скрыл их в опубликованных данных, либо просто не раскрыл их владельцев в документе.

Мелкие акционеры

Яндекс периодически «награждал» своими акциями сотрудников компании. Кроме того, часть сделок по покупке различных бизнесов, вливавшихся в структуру Яндекса, проходила через полный или частичный обмен акциями. Поэтому к настоящему моменту у компании «накопилось» довольно много (несколько десятков) миноритариев, владеющих долями процента акций. С точки зрения процентов и голосов это — несущественная мелочь. Но с точки зрения денег — очень приличный капитал. Если Яндекс разметит свои бумаги хотя бы по нижней границе ($6,4 млрд), то 0,1% акций будет стоить больше $6 млн. Кто же они, миллионеры Яндекса?

Частичный ответ на этот вопрос есть в форме, представленной в Nasdaq. Насколько я понимаю, там не все акционеры, но большинство. Ниже вы можете увидеть этот список.

Амилющенко Алексей Валерьевич — бывший главный аналитик Яндекса, сейчас работает в Google;

Андронова Валентина Павловна — нет информации;

Бадера Олег Алексеевич – глава компании-разработчика Яндекс.Пробок;

Чебунина Елена Владимировна — нет информации;

Достов Виктор Леонидович — директор по развитию компании PayCash (базовая технология Яндекс.Денег);

Фадеев Михаил Александрович — директор Яндекса по системному администрированию;

Фельман Дмитрий Павлович — руководитель отдела в компании КомпТек;

Голдинг Павел Юрьевич — нет информации;

Ильинский Сергей Владимирович — руководитель группы в Яндексе;

Исаев Артур Александрович – генеральный директор ОАО «Институт Стволовых Клеток Человека», соинвестор в проекте Яндекс.Пробки;

Иванов Владимир Леонтьевич — нет информации;

Иванов Дмитрий — директор по проектам Яндекса;

Мазуров Алексей — руководитель департамента разработки Яндекса;

Хуцян Мария — нет информации;

Колмановская Елена Савельевна — главный редактор Яндекса;

Котеров Дмитрий — сооснователь проекта МойКруг;

Положинцев Илья Димитриевич — исполнительный директор Сравни.ру, экс-руководитель направления электронной коммерции Яндекса;

Тейблюм Дмитрий Михайлович — разработчик в Яндексе, один из старейших сотрудников;

Уманский Илья — нет информации;

Третьяков Алексей — коммерческий директор Яндекса;

Шульгин Александр — финансовый директор Яндекса.

Источник: superinvestor.ru

Категория: Выбор и покупка

Похожие статьи: